Интервью

22.08.2017

Депутат Одесского горсовета Лилия Леонидова: "На изучение проектов уходит большое количество времени, но зачастую депутаты голосуют, не понимая даже, за что"

Депутат Одесского горсовета Лилия Леонидова: "На изучение проектов уходит большое количество времени, но зачастую депутаты голосуют, не понимая даже, за что"

Накануне внеочередной августовской сессии Одесского городского совета в центре Одессы неизвестные расклеили плакаты с изображениями депутата совета Лилии Леонидовой, на которых с помощью фоторедакторов попытались изобразить ее в нелицеприятном виде. Это вызвало довольно бурную реакцию среди СМИ и общественных активистов, которые не только осветили инцидент, но и связали его с оппозиционной деятельностью депутата по отношению к городским властям. ИзбирКом встретился с депутатом и выяснил, что этот случай - далеко не первый в попытках оказать давление на депутата.

- Лилия Васильевна, как Вы узнали о том, что плакаты с изображением, скажем так, женщины, похожей на Вас, появились как раз в ночь перед сессией?

- Мне прислали фотографии этих плакатов на столбах друзья, сказав, что лучше я увижу это от них, чем от других. Сначала я не поняла весь «масштаб», потом уже осознала, что все серьезно. Когда я ехала на сессию, то проехала полностью по Пушкинской, и начиная от железнодорожного вокзала и заканчивая улицей Бунина, все тумбы были заклеены этими плакатами, причем они были в двух размерах – А0 и А3, то есть, самые большие, которые можно распечатать на обычных копировальных аппаратах. Я начала звонить друзьям, они сказали, что Ришельевская также заклеена, Успенская, в общем, заклеены все улицы моего округа плюс самая популярная, ведущая к зданию мэрии, - Пушкинская.

Я, конечно, не поймала никого за руку, но понятно, что это связано с моей общественно-политической деятельностью и ни с чем другим. Значит, кому-то не нравится моя активность, моя позиция. Тем не менее, я надеялась, что будет какая-то реакция городского головы, так как я прежде всего – депутат и существуют нормы закона, которые защищают гражданина, депутата, публичного человека от подобного черного пиара.

Я обратилась по факту в правоохранительные органы, надеюсь, что видео с камер наблюдения, которые установлены по городской программе "Безпечна Одеса" помогут в расследовании. Также я обратилась в КП «Одессреклама», чтобы они дали информацию, на чьих плоскостях были размещены эти плакаты, ведь вдобавок ко всему пострадали рекламодатели, чью рекламу заклеили. Я надеюсь, что мне дадут вразумительные ответы на мои вопросы, хотя пока ответов нет.

Есть также обращение на имя городского головы, чтобы он поспособствовал установлению справедливости, ведь такой черный пиар бросает тень на весь депутатский корпус.

Повторюсь, что это - грязная игра, чтобы на меня надавить. Вы же понимаете, что даже не каждый депутат точно знает границы округов, а в этом случае – хорошо знали. Кто бы мог подумать, например, что надо расклеить плакаты на столбах по Ониловой, так как там мой округ? Кстати, 8 числа были сорваны все плакаты, а 9 числа вся Пушкинская снова были ими заклеена.

- От активистов стало известно, что на Вас было совершено нападение в один день со Светланой Подпалой. Это правда?

- Я не хотела об этом говорить. На тот момент я считала это правильной позицией, не исключала и провокации. Наверное, сейчас уже поздно об этом говорить. Это имело место быть, но в тот момент я решила не предавать это огласке. Я не писала заявление в полицию.

- В соцсетях также шла речь о том, что у Вас "отжали" бизнес...

- Я могу сказать так: мне помогли сделать так, что мне пришлось закрыть весь свой бизнес. Связываю произошедшее со своей деятельностью как 50 на 50.

- Практически на каждой сессии заметно, что председательствующий почти никогда не пропускает случая, чтобы прокомментировать Ваше выступление не в лучшем ключе. Как думаете, почему так происходит?

- Если вы внимательно отслеживаете происходящее на сессиях, то подтвердите, что такое резкое отношение наблюдается только ко мне. Я спокойно к этому отношусь как к его (Геннадия Труханова. - Ред.) неуравновешенности. На последних сессиях, если я выступаю, он просто встает и выходит, таким образом высказывая свое неуважение. Мне не кажется, что у меня резкие выступления, поэтому причины такого поведения непонятны, ведь я стараюсь быть конструктивной, вносить свои проекты решений, обосновывать их.

Да, какое-то время я себя тихо проявляла, так как это моя первая каденция, я никогда раньше не была в политике. Сначала я училась, практически год, посещала школы молодых депутатов, тренинги, форумы и тому подобное. И в тот момент, когда разобралась и поняла, что нужно что-то менять, начала выступать, аргументировать.

Когда человек только попадает в горсовет, ему сложно сориентироваться на самом деле. Когда научишься анализировать проекты, приходит понимание, что с этим делать и что происходит. Я – созидатель по сути, мне бы хотелось конструктива, а не эмоций.

- Наше издание постоянно мониторит сроки публикаций проектов решений и отмечает, что далеко не по всем проектам сроки публикации на сайте соблюдаются. С чем это связано, по Вашему мнению? 

 - Вы наверняка заметили, что те проекты, которые не несут под собой «серьезной» подоплеки – как-то земельные вопросы, коммунальной собственности и тому подобное, публикуются вовремя. А вот эти как раз и публикуются в конце, перед самой сессией, чтобы меньше времени было на ознакомление общественности и депутатов. Я стараюсь успевать это делать, но ведь надо и на место выехать посмотреть ситуацию, и документы изучить – в таком ракурсе проверить все просто невозможно. Поэтому да, депутаты, голосуя «за», зачастую даже не знают, за что именно они голосуют.

- Вы были тем депутатом, который долго и упорно добивался копий договоров с ЕБРР о кредите на новые троллейбусы. Удалось наконец получить документы?

- Да, я получила, там целые тома документов. Кстати, договор до сих пор не подписан со стороны юрдепартамента горсовета, сейчас идет сбор документов для подписания. Сам договор подписан, но по процедуре еще выполнено не все. Если оценивать договор, то в целом он выгоден для города.

- Какие самые важные проекты решений можете назвать из предложенных Вами, помимо продажи зданий коммунальной собственночти на аукционах, а не через систему выкупа арендатором?

- Это, например, поправка, а потом и проект решения по наблюдательным советам в коммунальных предприятиях, однако депутаты это не поддержали – ни поправку, ни проект решения. Жаль, что проект не поддерживается не потому, что он неконструктивен или неполезен для громады, а потому, что его выносит именно Леонидова. Вкратце суть моих предложений в том, что на уровне законодательства есть обязательство вводить наблюдательные советы в коммунальных предприятиях, но критерии, по которым определяются такие КП, должны определять на местах. И вот у нас прописали такие критерии, что там, может, десяток КП подпадает из огромного количества таких предприятий. Они сделали сознательно так, что в жизненно важных предприятиях города не будут созданы такие набсоветы. Я предлагала изменить критерии так, чтобы набсоветы появились на самых важных предприятиях. Ведь так могут родиться гораздо более эффективные и продуктивные решения по их работе. Еще один мой проект – установление границ сквера Старобазарный – тоже не принят.

- Зачастую, анализируя проекты решений, приходишь к выводу, что львиная доля их подается департаментами и управлениями городского совета. А как же инициатива самих депутатов?

- Вообще, как правило, депутаты очень мало сами разрабатывают проекты, в основном их действительно разрабатывают структуры горсовета. Тех, кто сам разрабатывает в депутатском корпусе, - очень мало. Ведь критика не должна быть неконструктивной, поэтому я и предлагаю решение вопросов. Но почему-то это воспринимается в штыки.

- Судя по Вашим ответам, депутатская работа занимает немало времени. Может, есть смысл переводить депутатов местных советов на зарплату, как Верховную Раду?

- Да, это занимает практически все время. Я считаю, что смысл такой есть, но тогда стоит вопрос об эффективности работы депутатов. Надо продумывать механизм контроля, так как сейчас все зависит от добросовестности избранника. На эту работу уходит очень много времени, если ее выполнять качественно, и потому этот труд должен оплачиваться. Скажу так, что у меня не было самоцели – стать политиком, стать депутатом, но раз уж так произошло, то я должна быть полезной людям, которые за меня проголосовали. 

Евгения Генова

  • Другие статьи
  • Популярные статьи

Комментарии